Меню Содержимое
Главная arrow Статьи arrow MULTI EXPOSITION

Поиск по сайту

Какой каталог должна иметь международная фотовыставка?
 

Статистика

Visitors: 7159148
MULTI EXPOSITION

MULTI EXPOSITION
ШТРИХИ К АВТОРСКОЙ СЕРИИ ФОТОГРАФИЙ
(размышления в четырёх частях)

1


Фотосалон «Banja Luka – 2009» (Босния и Герцеговина)

Говоря о своем знакомстве с ремеслом фотографа, я всякий раз упоминаю фотоаппарат «Вилия» - несложную шкальную камеру советских времен, отмечая как достоинство конструкцию ее затвора, совмещенного с лентопротяжным механизмом. Эта особенность исключала наложение кадров друг на друга. Но мой первый сознательный опыт фотографирования оказался все же, так сказать, мультиэкспозиционным.

Ленинградский оптико-механический завод (ЛОМО) наводнил страну своей новой «Сменой 8-М» - и та, пускай лишь в виде настенного украшения, но, полагаю, имелась в каждом третьем (а то и втором) доме, чуть ли не в каждой семье.
Появилась «Смена» и у меня – как подарок родных. Обзавелся пленкой, намотал ее на катушку, вставил в камеру – и на вольный воздух! – чтобы с интересом и удовольствием увлеченно снимать с товарищем друг друга в декорациях родного микрорайона.
Затвор сработал, полагаю, раз пятнадцать-двадцать, прежде чем до меня (ошалевшего от нового, доныне малознакомого процесса) наконец дошло, что снималось все на первый и единственный кадр. Плотно-черный прямоугольник, что увидел я после проявления на перфорированной ленте фотопленки, и стал моим первым «экспериментом» с многократным экспонированием…
Со «Сменой» (в пользу «Вили») было решено расстаться, но позднее, при знакомстве с ее старшим – среднеформатным - братом «Любителем 166 В», вызвавшим немалый интерес своей непривычной двухобъективной конструкцией и купленным в комиссионном магазине, ошибка повторилась. Правда, в этот раз я опомнился чуть раньше, нежели в истории со «Сменой», а в оставшихся на пленке наслоениях все-таки читались очертания запечатленной архитектуры.
Результат привлек внимание моего наставника из фото-школы, темные классы которой я тогда посещал, и стал моей первой муль-тиэкспозиционной работой, названной (опять же наставником) ни то «Армагеддон», ни то «Апокалипсис» - я уже точно не помню.

Дальше я и техника многократного экспонирования существовали врозь, а встретились повторно и серьезно лишь в 2008-ом году.

2


Фотосалон «Bor – 2010» (Сербия)

Если акробат выполняет сложный трюк с поясами страховки, случайный шаг не фатален. Нет страховки – нет и права на ошибку. На «кону» не пачка денег, не имущество или доля в прибыльном бизнесе, а сама жизнь, и тут уж, согласно пословице, «или пан или пропал».
К счастью, фотография падением в опилки и летальным исходом не грозит (разве что если Вы – экстремал-папарацци или военный репортер) и не с предсмертным криком, а с парой-тройкой матерных загибов, не на цирковую арену, а в мусорное ведро упадет не «гуттаперчевый автор», а всего лишь целлулоидная лента с темными прямоугольниками испорченных кадров (либо вообще без каких бы то ни было следов воздействия на нее света).
Потому и начинаются эксперименты в духе многократных экспозиций по большей части с просроченных или не очень качественных фото-материалов – с какой-нибудь «закатившейся под шкаф» старой бобины кино-негатива номер 32 или «школьной» фотопленки А2. У философско-художественных результатов – материально-технические предпосылки.
Провалы фотографической широты заполняют последующие экспозиции, некрасивая зернистость вносит в изображение очарование «первобытности», а растущая «за сроком» вуаль придает готовой картинке окрас благородства – так же, как патина одухотворяет старую скульптуру. Словом, если ничего из Ваших опытов не выйдет – не жалко: не будет вместе с каждым спуском затвора вздрагивать сердце (как еще лет пятнадцать назад при зарядке в камеру дорогостоящего слайда), а за открытием крышки проявочного бачка или в момент получения заказа в «минилабе» автора не хватит «апокалипсический» удар. И даже напротив, может быть, посетит откровение из ряда тех, которые ни запрограммировать, ни подловить невозможно.
Итак, к началу моих опытов с живой природой, известной архи-тектурой и случайными прохожими в распоряжении имелось: в голове – желание работать со средним форматом и мечта об интересных, необычных кадрах, под рукой – простой советский аппарат (камера обскура да и только), несколько десятков неизбежно и все дальше уходящих от срока годности черно-белых роликов фотопленки, а в кармане – билеты в новое отпускное путешествие.
Я вспомнил свой мультиэкспозиционный кадр «Апокалипсис» (где наслоение очертаний старых церквей, по мнению наставника, вполне подходило под определение «Конец Света») и припомнил небольшую статью в одном из известных фотожурналов о мастере, практически «от бедра», случайно «слоящем» свои произведения (чуть позже я нашел сей журнал и выяснил, что разговор был о творчестве Андрея Чежина).
Оценив свой «арсенал», решил, что головную задачу (получение фотографической проекции) старый аппарат хоть не очень качественно, однако выполняет, потерявшую былую свежесть пленку будет не жалко пустить на экспериментальные изыскания, а отсутствие экспонометра (возвращение к «пионерской» системе определения выдержки и диафрагмы на глаз) не превратится в помеху, потому как все возможные ошибки поглотит слияние, взаимопроникновение и переплетение сюжетов. Да и кто знает, что получится в конечном счете, - будет ли достойный результат или нет; но «поиграться» с фотоаппаратом периодически даже полезно – это избавляет от чрезмерной серьезности и сползания к слишком правильным, «железобетонным» штампам построения композиции.
И действительно, мои первые ролики, первые десятки экспери-ментальных кадров после проявления оказались малоинтересны. Одну за одной извлекал я фотопленки из бачка и словно бы ждал все никак не идущий трамвай: так бывает, что порой стоишь на остановке и впиваешься глазами в поворот, из-за которого, как чудится, вот-вот, слегка качаясь, явится желтый с красным вагончик, а он не идет, появляется ненужный совершенно автобус, троллейбус бесполезный рогами искрит, вот трамвай, наконец-то, да номер не тот, эх, досадно! и ждешь, и глядишь вдаль по рельсам, словно бы магнитный взор твой, сила твоего желанья и твое нетерпенье притянут, ускорят явление трамвая…
Увы, лента за лентой на свет выходили кашеобразные картинки прошедшего лета и начавшейся осени. Чуда не происходило.

Полагаю, что возникнет вопрос (если уже не возник): почему же на пленке? для чего все эти мучения с проявителями, закрепителями и смачивателями, если есть и уже изрядно усовершенствован такой замечательный инструмент, как «Layers» в знаменитом редакторе «Adobe Photoshop»?
Потому что… если акробат выполняет сложный трюк с поясами страховки, у него есть возможность безнаказанной ошибки. Нет страховки – неверное движение смертельно…
Не знаю, как еще это объяснить.


3


Фотосалон «Берега 2010» (Рязань)

Полагаю, многие из тех, кто начинал и много работал на фото-пленках – черно-белых или цветных, - хотя бы однажды ошибался и повторно прогонял через аппарат уже экспонированную катушку. Если это не про Вас, Вы – гений самоорганизации.
Способов сложения, пересечения и переплетения различных изображений предостаточно – здесь и всемогущий компьютер со своей таинственной и многообразной системой наложения слоев, и складывание двух или более негативов, и манипуляции на листе бумаги при лабораторной печати, и, наконец, работа «вслепую», на уровне таинства рождения «сокрытого изображения» – повторная съемка на одну и ту же фотопленку.

Завораживающая сторона мультиэкспозиции – непредсказуемость и «небезграничные» возможности воздействия на процесс появления картинки. От этого –  дороже и значительней результат.
Намеренное включение в художественный процесс случайностей (а не более «разумное» их отсечение) влечет за собой неожиданные и удивляющие эффекты. Как смесь одних элементов с другими, будь то парфюмерия, кулинария или дизайнерская мысль, дает нам новые ароматы, вкусы и формы, так и соединение различных знакомых и привычных фрагментов окружающего пространства на плоскости пленки порождает несуществующие дивные миры, наполненные подвижными загадочными объектами, фантастической архитектурой, призрачными фигурами ни то людей, ни то ангелов (так становится неясно – где манекен, а где живой человек, где памятник, а где рисунок на стене), миры, окутанные странным орнаментом растительных или геометриче-ских узоров. Нажимая на спусковую кнопку, я не знаю, что фикси-рую в данный момент, что получу в итоге и лишь полагаюсь на Госпожу Удачу, на Мисс Чутье и Мадемуазель Случайность.
Но для возникновения чуда, для того, чтобы забрезжила возможность (хотя бы только возможность!) его отражения, одной случайности мало. Здесь случайность - не синоним бездумности. Что толку, если удивительное было рядом, прошелестело на расстоянии пары метров, а Вы лупили в небо «от балды», не думая о выдержке и диафрагме, или вообще (уж если доводить до абсурда) пустым аппаратом?
Без труда (если - на языке народной мудрости) и намерения (говоря на эзотерическом) из пруда (читай – из разнообразия нашего мира) рыбку (то есть удачную фотографию) не выловишь. Фотографу предстоит сделать все возможное для получения хорошего кадра и… быть готовым к стопроцентному провалу. Фиксация только на результате – губительна. Каждый новый кадр, каждый новый (а уж тем более – отрицательный, но верно осмысленный) опыт – еще один кирпичик, что ложится в крепнущее здание вашего ремесла и искусства. Да и само созерцание мира, его познание посредством фотоаппарата совсем не бессмысленно, а напротив – очень благотворно. В нем развитие того «знаменитого» умения не смотреть, а видеть.

Спуская затвор, я держу в уме «геометрию» кадра – стараюсь запомнить, где располагался объект первой экспозиции, сколько процентов и какого угла занимали темные или светлые области сюжета – и на основе этой «оперативной памяти» выстраиваю вторую, а то и третью композицию. А думая о том, что получится после проявления, не исключаю безоговорочной утилизации не только первых двух-трех роликов, но и всего много-рулонного материала – ежели таковой окажется бессмыслицей, никчемным хаосом без намеков не то что на откровение, но хотя бы на занятную «формальную» картинку.


4


Биеннале «Фотомания – 2011» (Калининград)

И вот свершилось: в тумбочке (в кладовке, на чердаке, в старых вещах на даче и так далее и тому подобное – нужное подчеркнуть) обнаружена потертая, но вполне рабочая семейная фотокамера (ставшая главным инструментом создания всех Ваших детских фо-тографий: на горшке, в маленькой ванночке и в кроватке, на утреннике, во дворе и тому подобное и так далее – лишнее вычеркнуть), а кто-то из друзей или знакомых, давно уставший маяться с бачками и кюветами и при первой же возможности купивший заветную зеркальную «цифру», случайно обнаружил в закромах целую сумку (или початую жестяную банку) просроченной фотопленки – и в Вашей душе, проникшейся идеями экспериментов в классической фотографии, возгорелась жажда смелых поисков и концептуальных открытий.
И тут уж «руки тянутся к перу»... Осталось лишь решить вопро-сы «что и как снимать» («зачем» - у каждого из авторов свое).

В результате моих размышлений о подходах к мультиэкспозиционной фотографии, в идеях новых опытов и в готовности «испоганить» еще один ролик фотографической пленки обозначилось несколько основных вариантов развития этой темы. Выглядят они приблизительно так:

Мультиэкспозиция «СЛУЧАЙНАЯ»

Повторная – никак не запланированная - съёмка на экспонированную обычным образом и стандартными сюжетами фотоплёнку. Все кадры строились «классически», без опоры на дальнейшие добавления, так что результаты подобной «осечки» совершенно непредсказуемы, все свалено в кучу и автоматически уходит в брак.
Но все же раз или два на сто испорченных сюжетов попадается что-то совершенно невероятное, линии и объемы изображения ка-ким-то чудесным образом пересекаются, спаиваются и выплетают поистине необычайный рисунок.
В целом же подобная «случайность в чистом виде» «экономиче-ски» невыгодна. Коэффициент Полезного Действия у такой работы крайне мал; но если даже захочется отпустить себя на полную катушку - щелкать затвором направо и налево, делать это желательно все-таки с оглядкой на поставленную задачу: следует учитывать темные и светлые участки композиции, оставлять место для ожидаемых персонажей и пытаться хоть немного «предугадать» пластику окончательного снимка.
И наиболее простой разновидностью подобного подхода будет

Мультиэкспозиция «ФАКТУРНАЯ»

Фотосъемка на плёнку, предварительно «загрунтованную» разнообразными фактурами (древесина, камень, метал и тому подобное – вариантов несчитано). Дальнейшие сюжеты предстают взору, словно изображенные на стенах, проступившие на песке, проскользнувшие на водной поверхности или – словно окутанные странным туманом, растворенные в облаках или пригрезившиеся в узорах осенней листвы.
Метод, на первый взгляд, простой, но, как и любая другая «де-струкция» изображения, не отменяет (а наоборот - требует от создателя) знания классических законов, прописных истин и элементарной грамматики визуального языка. Фактурная сетка или искрящаяся вуаль могут наполнить невероятнейшим смыслом и новой глубиной самый незатейливый кадр, но плохой картинки, как не старайся, не спасут.
(Взгляните, например, на работы Срджана Симича . Чтобы ста-рые аппараты и глубоко залежавшиеся фотопленки «зазвучали», помогая делать интересные фотографии, одних секретов обработки просроченных материалов недостаточно. Главное условие – они должны попасть в руки чуткого и очень наблюдательного человека. Магия крупных форматов и «альтернативных процессов» велика, но без глубокого личного отношения и внимательного взгляда Художника – становится лишь дивной оболочкой, завораживающими, но бессмысленными жестами шарлатана.)

Мультиэкспозиция «РЕЖИССЕРСКАЯ»

Речь о фотосъемке двух или трёх объектов на один кадр с предварительной оценкой распределения на плоскости их объемов и контуров и черновой (более желаемой, чем получаемой на деле) смысловой нагрузкой. Может производиться как в одном, так и в нескольких местах. В первом случае объект либо клонируется, либо совмещается с соседними, во втором – сводятся в одно пейзажи и элементы разных уголков, улиц и городов. Совсем не обязательно, чтобы «сценарий» был написан заранее: Вы уже сделали одну или две экспозиции и вдруг увидели и запечатлели нечто, что по Вашему мнению, может интересно, смыслообразующе сочетаться с ранее «запасенным».
Здесь возможны как удачи, так и провалы предварительного за-мысла: может статься, что задумка, столь замечательная и красивая в момент фотографирования, на выходе никчемна, все ушло невесть куда и от ваших предположений не осталось и следа, а может и напротив выйти так, что «проходная», на бегу, на ходу, от «просто так» проделанная комбинация даст непредвиденный (а поэтому и наиболее интересный и ценный) эффект.

И, наконец, в четвертый – последний – пункт своей маленькой классификации, вынес я не столько реально опробованный и на деле практикуемый, а лишь мысленно рассмотренный и не взятый на вооружение фотомонтаж. Назову его

Мультиэкспозиция «КОМБИНИРОВАННАЯ»

Это описанный в различных литературных источниках и развиваемый многими замечательными мастерами светописи метод комбинированной фотографии. Различные виды монтажа, замена невыразительного неба живописными облаками, впечатывание в ночной пейзаж сияющей луны, клонирование моделей и всякие иные фантазии.
Переложив подобные задачи на год от года крепнущие «плечи» компании Adobe и палитры ее знаменитой программы, я по этим тропкам с пленкою не пошел.
Но как знать – быть может, это лишь вопрос времени.

Сергей С. Ветров, Москва, суббота, 19 марта 2011 г.

Last Updated ( Friday, 22 April 2011 )
 
< Prev   Next >